ФАРЕНГЕЙТ 451α

Дорогие друзья! Это альфа-версия нашего сайта. Заказывать через сайт книги вы пока не можете, но если какая-то книга вам понравилась — смело пишите или звоните. Мы обязательно отложим её для вас.

...

Джеффри Евгенидис в своем романе «Матримониальный сюжет» (у нас его издали под названием «А порою очень грустны») рассуждает об упадке литературного интереса к браку.

Собственно, сам роман — а иначе с чего бы ему называться «Матримониальным сюжетом» — и есть попытка найти в современных условиях (насколько современными могут быть условия университетской Америки 80-х годов двадцатого века) обстоятельства, при которых конфликт «брак — любовь» не имел бы простого и, следовательно, неинтересного решения.

Хоть какую-то настоящую проблему, добавляющую браку литературной ценности. Утверждающую брак не как институт любви двух или более индивидов, а как инстанцию долга, социальной ответственности и прочих исключительно внешних отношений, превращающих свадьбу из декоративного повествовательного элемента в сюжетообразующее событие.

На первом курсе Мадлен посещала семинар по специальности, который назывался „Матримониальный сюжет. Избранные романы Остин, Элиот и Джеймса“. Вел его К. Макколл Сондерс, семидесятипятилетний уроженец Новой Англии...

...По мнению Сондерса, наивысшим достижением романа был матримониальный сюжет, с исчезновением которого этот жанр навсегда пришел в упадок.

Во времена, когда успех в жизни зависел от брака, а брак зависел от денег, у писателей была тема для романов. Великие эпические произведения воспевали войну, роман — брак. Сексуальное равенство, давшее преимущества женщинам, плохо повлияло на роман. А развод его окончательно погубил. Какая разница, за кого вышла Эмма, если она может подать на развод? Заключи Изабелла Арчер с Гилбертом Озмондом брачный контракт, как это повлияло бы на их брак?

В глазах Сондерса брак потерял свое значение, роман тоже. Откуда нынче возьмется матримониальный сюжет? Ниоткуда.

Приходится читать исторические вещи. Приходится читать романы, написанные не на Западе, в которых речь идет о традиционном укладе общества. Афганские романы, индийские романы. Приходится буквально двигаться назад во времени...

Вот сегодня смотрел отчет о свадьбе Лейлы и Нажуда и думал: «Эх, жаль Маккол Сондерс не дожил».

Ему бы, да и всем этим университетским ребятам в твидовых пиджаках с налокотниками (единственное напоминание о том, что когда-то в этих пиджаках охотились не только на наивных студенток), греющим коллекционный коньяк в широких бокалах под «The Love Supreme» Джона Колтрейна, точно пришелся бы по вкусу чеченский коктейль из свадьбы как власти-долга-чести-демонстрации_силы, — не только же всякими любовницами французского лейтенанта себя баловать.

Rape of Thrones. Почему последний эпизод «Игры Престолов» взбесил любителей сериала

Если вы смотрите GoT и ещё не видели S5E6 — не читайте дальше. Серьёзно. Мы предупреждали. Спойлер алерт и немного триггер ворнинг.

Вчерашняя серия «Игры Престолов» не побила вау-рекорд «Красной Свадьбы», но попала на главные страницы интернет-медиа — причем не только тех, которые специализируются на кино, сериалах и прочих развлечениях. В твиттере последний эпизод сцены уже прозвали ‪#‎blackwedding‬ и screwyou-метер отношения к сценаристам сломался от перегрузки за несколько минут.

Мы собрали три главные претензии зарубежных фанатов, которые сегодня к вечеру доберутся и до российских сайтов:

1. В книге всё было не так

Это самое невинное обвинение со стороны книжных пуристов.

В «Танце с драконами» действительно описывается свадьба Рэмси Болтона, но не с Сансой Старк, а с псевдо-Арьей, а на самом деле — подругой Сансы, Джейни Пуль. Их первая брачная ночь точно не была полна нежной романтики, но изнасилование невесты, показанное в сериале, не упоминается в книге напрямую. Это особенно злит любителей GoT, уставших от мании сценаристов добавлять в повествование сцены сексуального насилия.

2. Изнасилование — это не сюжетный ход

Редакторы гик-сайта «Мэри Сью» (после вчерашнего эпизода они приняли решение исключить сериал из своих обзоров и не размещать материалы, посвященные ‪#‎GoT‬) говорят о том, что финальная сцена плоха, в том числе, своей бессмысленностью:

Строго говоря, изнасилование никак не влияет ни на развитие характера Сансы (она уже пережила как насилие, так и угрозы насилия со стороны мужчин), ни на подтверждение статуса Рэмси как плохого парня (мы и так это знаем), ни на нашу убежденность в том, что „с женщинами в сериале может происходить всякое нехорошее“ („‪#‎ИграПрестолов‬“ это вымышленная вселенная с исключительно патриархальными порядками, это тоже известно). Демонстрация изнасилования здесь — как и везде — не является необходимым условием развития сюжета.

Жозефина Тоуи из The Sydney Morning Herald отвечает на вопрос «не, нуачо тут такого»:

«Некоторые фанаты сериала защищают такие моменты [демонстрацию изнасилования], говоря о том, что в GoT насилие встречается во всех его формах. Но они игнорируют тот факт, что многие зрители действительно, так или иначе, были жертвами сексуального насилия.

Да, Оберину Мартеллу раскалывают череп во время поединка, а Робба Старка нашпиговывают стрелами прямо на свадьбе его дяди, и это чудовищные, дикие сцены, однако в них мы имеем дело с преувеличенными и карикатурными формами насилия, с которыми никто из аудитории никогда не сталкивался и которых никогда не опасался. Женщины же живут с осознанием того, что угроза сексуального насилия для них вполне реальна. Каждая пятая женщина в Австралии и каждый двадцатый мужчина подвергались сексуальному нападению. Изнасилование, которое они видят на экране, причиняет им боль, поскольку оно связано с их личным опытом, в то время, как почти гротескное средневековое насилие — нет. И когда эпизод с изнасилованием добавляют в сериал только ради развлечения аудитории, у таких зрителей есть полное право задавать вопросы и критиковать сценаристов...

3. Это даже не про неё

Наконец, последнюю претензию взяли из ставшего мегапопулярным за последние часы тамблеровского поста:

...То, что произошло с Сансой — это ужасно, но то, что во время всей сцены камера фокусировалась на лице Теона/Вонючки — на его (душевной) боли и его страданиях... То есть изнасилование Сансы для Рэмси — ещё один вариант унижения Теона, и ад, который переживает Санса, — всего лишь способ сценаристов ярко продемонстрировать мучения мужского персонажа.

Это делает просто дерьмовый эпизод совершенно мегадерьмовым...

Сам Джордж Мартин был вынужден написать в своем блоге отдельный пост, в котором (можно сказать «открестился», или — в духе советских политических процессов — «решительно отмежевался») просто заявил, что не будет обсуждать сериал, что сериал есть сериал, а книги есть книги, что у Скарлетт О’Хара было три ребенка в романе и всего один в фильме, а вообще у неё не было детей потому что она вымышленный персонаж, и если взмах крыльев бабочки имеет далеко идущие последствия, то что уж говорить о бабочках, которые выросли до размеров драконов...

После этого Джордж Мартин закрыл комментарии.

Понятно, что на выходных никто длинные тексты не читает, но этот не очень длинный и очень интересный: «Медуза» напечатала отрывок из свежевышедшей книги Иэна Сэнсома «Бумага. О самом хрупком и вечном материале».

Кусок главы о том, как бумагу использовали на войне: можно ли убить бумагой и почему листовки лучше всего печатать на мягком материале.

„Осень: Падают листья. И мы упадем, как они. Листья умирают, потому что так хочет Бог, а мы умираем, потому что так хотят англичане“

...осенью 1939 года немцы засыпали французские войска на линии Мажино оригинальными листовками — желтыми, вырезанными в форме кленового листа, с изображением черепа и почти стихотворным текстом: „Automne: Les feuilles tombent / Nous tomberons comme elles. / Les feuilles meurent parce que Dieu le veut / Mais nous, nous tombons parce que les / Anglais le veulent“...

На книжном салоне: